av_otus (av_otus) wrote,
av_otus
av_otus

Categories:

Храм-памятник в Лейпциге: шестнадцатерик на четверике

"Восьмерик на четверике" - шаблонная фраза, способная вызвать аллергию от частого использования :-)
Но от нее никуда не деться. Восемь граней - для русской архитектуры правило, всё остальное - исключение.
Об одном из них этот пост.
Точнее - и об этом тоже, но прежде всего мне хотелось достаточно подробно показать этот памятник, который мало кто видел своими глазами.


Лейпциг. Церковь Алексия Митрополита - памятник русским воинам, павшим в "Битве народов" 1813 г.
1911-1913, арх. В.А.Покровский



Я люблю повторять, что для неорусского стиля тема шатрового храма не стала сильно популярной. Предпочтение зодчие отдавали более весомым, монументальным формам. Так, мы не найдем шатровых храмов в творчестве одного из двух лидеров стиля - А.В.Щусева. Зато его коллега Владимир Александрович Покровский может считаться единственным архитектором, последовательно разрабатывавшим тему шатра. Впервые он обратился к ней при проектировании церкви Петра и Павла на Шлиссельбургских пороховых заводах (варианты в дереве, 1902, в камне, 1903, осуществленный вариант, 1905-1907). В 1910 он проектирует церковь Михаила Черниговского на Тонком мысу в Геленджике, а затем - храм-памятник в Лейпциге. Потом, в 1914, был еще проект храма Елизаветинской общины сестер милосердия - с тремя шатрами. На пороховых заводах основание шатра и сам шатер имеют 12 граней, в Лейпциге - 16. Это безусловный рекорд в неорусском стиле :)

И еще один важный момент - со времени возрождения национального направления в русской архитектуре, то есть со 2-й четверти XIX века, вообще было построено немало шатровых храмов, но шатры большинства из них имеют каркасно-декоративный характер и не идут ни в какое сравнение с высокими, полноценными шатрами шедевров XVI столетия. Покровский - единственный, кто осмелился "тягаться" с прославленными древнерусскими памятниками. Комментируя проект лейпцигского храма, он сам указал, что взял за прототипы шатровые храмы в Коломенском и Острове.


Церковь Вознесения в Коломенском


Церковь Преображения в Острове


Храм-памятник в Лепциге

...Когда мы привезли в Лейпциг автобус ОИРУ (это был сентябрь 2010 г., вся современная съемка сделана тогда же), две утонченные искусствоведицы обрушились на меня и друг на друга с критикой сооружения Покровского. Одна говорила, что это плохо, потому что похоже на Коломенское, а другая - что плохо, потому что на Коломенское не похоже.
От сравнений, конечно, не уйти, но я считаю, что у Покровского получилась вполне самостоятельная вещь с совершенно иной программой, принадлежащая своему времени, и оценивать ее через призму сопоставления с прототипами некорректно. Перед нами не придворная церковь, а храм-памятник на братской могиле. Это многое объясняет.

Напомню историю. В октябре 1813 г. союзные войска России, Пруссии, Австрии и Швеции разбили на этом месте, тогда еще в за чертой города, войска наполеоновской Франции и ее союзников - Италии, Польши, Саксонии. С обеих сторон в сражении участвовало более 500 тысяч человек, и вплоть до Первой Мировой оно считалось крупнейшим в истории Европы. Побежденные потеряли 70-80 тысяч человек, победившие - 54 тысячи, из них 22 тысячи русских.
Сто лет братская могила наших соотечественников оставалась никак не оформленной. К юбилею битвы немцы затеяли строительство грандиозно-грозного памятника по проекту Бруно Шмитца:


Россия решила внести свой вклад, тем более что оставлять могилу в таком "никаком" виде было неприлично - по германскому закону, неоформленная могила спустя 100 лет снималась с учета. С 1907 года собирались пожертвования, в 1910 был образован комитет по постройке, в 1911 Покровский сделал проект, строительство началось. Официальная закладка при этом состоялась только 15.12.1912, а 4.10.1913 храм был торжественно освящен. На торжествах побывали вел. кн. Кирилл Владимирович, кайзер Вильгельм II, русские послы в Германии, другие представители союзников.


Первоначальный проект Покровского. В деталях отличается от реализованного варианта (расположение окон, наличие боковых порталов, другое решение звонницы - с открытым крыльцом и разномасштабными проемами). Если честно, мне он нравится больше.


Фото 1913 г. Ныне разросшиеся деревья сильно мешают восприятию здания.

Удивительно, но дальнейшая судьбы храма оказалась благополучной. Он не действовал в годы Первой Мировой войны и даже частично сдавался в аренду. В 1927 появилась опасная трещина, но удалось собрать деньги на ремонт. В 1945 храм служил убежищем от бомбежек, а после его посещения Г.К.Жуковым был проведен ремонт. В 1988-1989 была проведена внешняя реставрация с позолотой куполов.


Фото 1950-60-х гг.

Далее предлагаю обойти храм и рассмотреть его получше.



Итак, Покровский создал то ли поминальную свечу, то ли устремленную ввысь ракету :-)
Всё здание выполнено из железобетона, включая шатер, облицованный венецианской смальтой. Шатер прорезан окошками, напоминающими слухи колоколен XVII века.











Я не знаю, насколько передают фотографии ощущение современности от этого храма. Некоторые ходы Покровского почти постмодернистские (что для него в целом нетипично), вроде одинаковых барельефов и фигур ангелов на широких гранях шестнадцатерика и длинных, "прозаичных" окон, не говоря уже о бетонной фактуре стен.
Такая отстраненная гладкость, холодная геометрия, и в то же время экспрессия четырех ярусов кокошников, отсылающих к церкви в Острове. Треугольники угловых кровель и кокошники создают интересный перспективный эффект динамики. Все членения доводятся до самого верха. Я думаю, что изменения первоначального проекта вызваны желанием автора усилить вертикализм. Для этого окна выстраиваются в вертикальные линии, утолщаются лопатки - так, что прясла стен становятся по ширине примерно одинаковы. Звонница вместо квадратной стала прямоугольной, как бы прижатой к основному объему.
По сравнению с прототипами в лейпцигском храме кристаллически ясно воплощена идея столпообразного шатрового храма - не отягощенного пространными лестницами, как в Коломенском, или приделами, как в Острове. Покровский свел к минимуму перепад между столпом и шатровым завершением - путем увеличения числа граней.





Храм двухэтажный. Нижний ярус с трех сторон охвачен галереей, где размещены 20 каменных досок с именами погибших офицеров и числом погибших солдат.






Апсиды, я считаю, Покровскому как-то не удались. Дело даже не в самих апсидах, а в прорезающих их окнах.






На апсиде находится мозаика "Спас Вседержитель" (мастерская В.А.Фролова).
Дымоходы Покровский оформил миниатюрные башенки - это излюбленный его прием (аналоги можно видеть пархомовской церкви и в нижегородском банке).




Закладная доска на апсиде.



В нижнем ярусе находится братская могила и освященный в 1930-е престол в часть св. Пантелеимона. Мы туда не попали.




Порталы, верхний и нижний, выполнены из песчаника.



По сторонам от портала размещены памятные доски о количестве погибших (на русском и немецком).








Лестницу в верхний храм оформляют восемь фонарей, символизирующих поминальные свечи.









Спас Нерукотворный. Мозаика мастерской В.А.Фролова.
Ангелы сделаны из бетона и позолочены.








Внутреннее пространство нельзя назвать гармоничным. Это такая полая пастила, белый брусок, в который встален семиярусный иконостас в духе XVI столетия (фирма И.П.Хлебникова, иконы писал Л.М.Емельянов). На фабрике хлебникова изготовлено и паникадило со смальтовыми лампадами (мастерская В.А.Фролова).






Оказалось, что в интерьере некрасиво помещены в самых углах и рядом большие окна - экстерьер для Покровского важнее интерьера. К сожалению, шатер сейчас отгорожен сеткой, еще более усиливающей его "отдельную жизнь".  Но сам по себе он замечательный, с тромпами и убывающими окошками. Все это создает телескопический эффект выхода куда-то вверх, в бесконечность. А еще напоминает волан от бадминтона :-)
Кстати, у самого Покровского больше таких "настоящих", то есть открытых в интерьер шатров нет - везде под шатрами купольные перекрытия.





Небезупречность этой работы Покровского никак не сказывается на уникальности памятника. Несколько странно, но в России у этого "экспортного продукта", чертежи и фотографии которого многократно публиковались в архитектурной прессе, не появилось родственников. Может быть, за исключением церкви на Братском кладбище в Киеве, но она, впрочем, действительно, похожа на Коломенское.

Зато в наше время возникли уже две реплики.
Вот первая:

Церковь Михаила Архангела в Ветлужанке (Красноярск). 1998-2003. Фото отсюда
В целом хорошо, но шатер как-то низковат, да и венчающий его барабан с главой выглядят так, как будто на них сэкономили.

Вот вторая:

Церковь Всех святых в Минске. 1996-2008. Фото отсюда
Жестко и суетливо одновременно. Любопытно добавление приделов, приближающее образ к одному из двух первоисточников - церкви в Острове.

Сайт храма: a href="http://www.russische-kirche-l.de/russisch/l-home-allesr.htm
Tags: Германия, неорусский стиль, храмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments